Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Вход

Священномученик Василий (Зеленцов): Какое бы наказание вы ни вынесли мне, я должен его перенести без страха

Священномученик Василий (Зеленцов): Какое бы наказание вы ни вынесли мне, я должен его перенести без страха

В дни братоубийственной войны на Украине мы вспоминаем жития украинских новомучеников, прося их о заступничестве и умирении враждующих.

Священномученик Василий родился 8 марта 1876 года в селе Зимарово  Рязанской губернии в семье священника.  После окончания Рязанской Духовной семинарии,  в 1896 году поступил в Московскую Духовную академию, которую окончил в 1900 году со степенью кандидата богословия. В 1900 году назначен помощником инспектора в Красноярскую Духовную семинарию, где с 1901 года преподавал в четвертом и пятом классах практическое руководство для пастырей и литургику.

До 1917 года он преподавал в разных духовных училищах — после Красноярска - Мариупольское духовное училище, а затем Екатеринославская духовная семинария. Преподавал латынь и историю.В 1914 году его назначают окружным миссионером  Екатеринославской епархии.

В 1917 году был избран членом Поместного Собора Российской Православной Церкви от мирян Рязанской епархии и стал его активным участником. По окончании работы Собора в 1918 году был послан миссионером в Полтавскую епархию. В 1919 году архиепископ Полтавский Феофан (Быстров) рукоположил его во священника. В Полтаве отец Василий активно занялся миссионерской деятельностью и как миссионер часто проповедовал в храмах города.

В июле 1919 года город заняли войска генерала Деникина. Отец Василий выступал с проповедями в поддержку деникинского движения в Троицкой церкви и, по благословению архиепископа, в городском соборе. После совершения молебнов на городских площадях он призывал жителей Полтавы поддержать белое движение.

Когда деникинская армия стала уходить из города, а вместе с нею и часть духовенства, сам отец Василий решил остаться, но обратился к губернатору с просьбой, чтобы эвакуирующемуся духовенству был предоставлен отдельный вагон. Просьба была исполнена. Ушедший с белыми настоятель храма кадетского корпуса протоиерей Сергий Четвериков отдал часть церковного имущества отцу Василию и написал, кому его следует передать. Впоследствии отец Василий исполнил это поручение, и при передаче ценностей ему была дана соответствующая расписка, которая была изъята у него при обыске во время кампании по изъятию церковных ценностей в 1922 году и явилась как бы «доказательством» его вины.

Отец Василий в Полтаве занимался миссионерской деятельностью, обходя окраины города для просвещения сектантов, баптистов, католиков и евреев. Кроме того, помогал неимущим. Знавшие отца Василия рассказывали о нем: «Он так нежно и кротко по-христиански умел подойти к страдающему человеку, так по-матерински обласкать унывающую и страждущую душу, что невольно покорял заблуждающихся, которые говорили: “вот это действительно христианин”». Отец Василий еще и содержал на своем иждивении четырех сирот, детей умершего брата.

При Троицкой церкви отец Василий организовал Покровское Христианское общество молодежи в противовес государственной атеистиеческой политике.

Троицкий собор Полтавы

Троицкий собор Полтавы

Отец Василий вдохновенно служил, причем он старался привлечь к службе всех молящихся. Со временем его прихожане  изучили церковное богослужение настолько, что могли свободно участвовать в нем. Воскресными вечерами в Троицком храме устраивались духовные беседы с чтением акафиста, когда пел весь народ.

Во время кампании 1922 года  по изъятию церковных ценностей  под предлогом помощи голодающим отец Василий выступил против ограбления властями церквей. Он обратился к прихожанам своего и других храмов с призывом жертвовать хлеб для голодающих, а к властям – с просьбой сообщить, сколько нужно хлеба. «Мы дадим вам вдвое и втрое больше, но не трогайте наших храмов», – говорил он, обращаясь к представителям власти. Призывая в своих проповедях к оказанию помощи голодающим, он выступал противником передачи безбожникам богослужебных предметов, будучи уверен, что они до голодающих не дойдут.

Власти не приняли предложение священника о замене богослужебных предметов пожертвованиями, и началось массовое ограбление храмов. В это время к отцу Василию попала телеграмма начальника Полтавского ГПУ Линде, отправленная вышестоящему начальству в Харьков, в которой тот отчитывался о ходе кампании по изъятию ценностей на 29 апреля 1922 года и, в частности, сообщал о намерении ГПУ приступить к арестам духовенства. Ознакомившись с телеграммой, отец Василий немедленно сообщил о ее содержании духовенству.

30 мая 1922 года отец Василий был арестован и заключен в тюрьму в Полтаве. Первое время он находился в общей камере и делился с другими заключенными продуктами, которые ему передавали. В конце концов отец Василий был переведен в одиночку.

Судебный процесс над отцом Василием был публичным и показательным. Проходил он в здании Полтавского музыкального училища с 9 по 12 августа 1922 года. Весь город желал присутствовать на процессе. Чтобы попасть в зал, надо было прийти задолго до начала заседания и занять место. Большой зал был битком набит людьми, сотни людей собрались перед зданием на площади.

Государственным обвинителем был сын священника из Западной Украины Бендеровский, имевший высшее юридическое образование. Все время процесса он проклинал, ругался, грозился и требовал самого жесткого приговора для отца Василия. В качестве свидетеля выступил начальник Полтавского ГПУ Линде. О батюшке он сказал так: «Как служителя культа и как врага советской власти я вас с удовольствием расстрелял бы, но признаюсь, что я уважаю вас как человека убежденного и стойкого…»

Начиная свое последнее слово, отец Василий осенил себя крестным знамением и сказал:

«Много за эти дни говорили против меня, со многим я не согласен, и многие обвинения я мог бы опровергнуть. Я приготовил большую речь по пунктам, но я сейчас скажу немного. Я уже заявлял вам и еще раз заявляю, что я лоялен к советской власти как таковой, ибо она, как и все, послана нам свыше… Но где дело касается веры Христовой, касается храмов Божиих и человеческих душ, там я боролся, борюсь и буду бороться до последнего моего вздоха с представителями этой власти; позорно, грешно было бы мне, воину Христову, носящему этот святой крест на груди, защищать лично себя, в то время как враги ополчились и объявили войну Самому Христу. Я понимаю, что вы делаете мне идейный вызов, и я его принимаю…»

Председатель суда сделал попытку прервать речь подсудимого, но отец Василий перебил его и сказал: «Дайте мне докончить, это мое право, – и, обращаясь к судьям, закончил:

– Я принимаю ваш вызов, и какое бы наказание вы ни вынесли мне, я должен его перенести твердо, без страха, даже смерть готов принять, ибо нет награды выше, чем награда на небесах.

Суд удалился на совещание, а священник углубился в чтение Евангелия.

12 августа 1922 года отцу Василию был зачитан приговор. Его обвинили в содействии деникинцам, выразившемся в том, что он «призывал население к активной борьбе с варварами-большевиками, как гонителями, по его, Зеленцова, выражению, Евангелия и Православной Церкви, предлагая населению поддерживать кто чем может Добровольческую армию», в разглашении телеграммы ОГПУ, имевшей, по мнению суда, «характер государственной тайны», в сокрытии церковных ценностей храма кадетского корпуса. «Для полноты характеристики личности священника Зеленцова, – читал обвинитель приговор, – необходимо указать, что Зеленцов с высшим образованием, хорошо разбирается в происходящих исторических событиях, дает себе полный отчет в своей деятельности… Вся деятельность Зеленцова, на протяжении четырех лет направленная к борьбе с советской властью, а равно и заявление гражданина Зеленцова, что своих убеждений он не меняет, заставляет революционный трибунал рассматривать гражданина Зеленцова как определенного, нераскаявшегося контрреволюционера и врага трудящихся масс, а посему революционный трибунал, руководствуясь интересами республики и революционной совестью, приговорил: гражданина Зеленцова Василия Ивановича – расстрелять».

При последних словах приговора в зале поднялся шум и раздались крики: «Убийцы проклятые!» – «Будьте вы прокляты!» – «Батюшка, дорогой, спаси вас Христос!» – «Отец Василий, благословите нас!»

Священник, услышав «расстрелять», широко перекрестился и, благословляя присутствовавших, стал с улыбкой успокаивать их: «Господь с вами, успокойтесь, все в Божьей воле, смотрите, ведь я спокоен, идите с миром по домам».

Адвокат отца Василия подал кассационную жалобу в Верховный трибунал, который принял решение о замене смертной казни пятью годами тюремного заключения. Узнав об изменении приговора отец Василий огорчился. Срок заключения священник должен был отбывать в общей камере.

Верующие Полтавы не забывали узника, почти каждый день в тюрьму передавались продукты и цветы.  Среди заключенных отец Василий пользовался огромным уважением и любовью, все его называли «наш батюшка», «наш Василий», «наш отец». Они избавляли его от выполнения тюремных нарядов, брали их на себя, а если кто из заключенных или надзирателей начинал вести себя со священником неуважительно и грубо, то другие тут же вставали на защиту пастыря. Это не понравилось полтавской тюремной администрации, и священника перевели на оставшийся срок в харьковскую тюрьму.

12 июня 1925 года отец Василий был досрочно освобожден и вернулся к своей пастве в Полтаву.

В это время в пределах Полтавской епархии возник раскол, который возглавил епископ Феофил (Булдовский) при активной поддержке ОГПУ. Отец Василий стал выступать с проповедями и объяснениями, касающимися этого нового движения, и благодаря этому раскол не получил широкого распространения в епархии. Уже 13 августа 1925 года отец Василий был вызван на допрос. Его обвинили в том, что он устраивает в храме религиозные диспуты.

После допросов отец Василий был освобожден, и в августе 1925 года архиепископ Полтавский Григорий (Лисовский) постриг его в мантию с оставлением того же имени и возвел в сан архимандрита.

25 августа 1925 года архиепископ Полтавский Григорий и тайно прибывший в Полтаву епископ Глуховский Дамаскин (Цедрик) в Троицком храме хиротонисали архимандрита Василия во епископа Прилукского, викария Полтавской епархии. Архиепископ Григорий благословил  владыку оставаться в Полтаве.

full_1218740118

Служить владыка Василий остался в Троицкой церкви, но по приглашению духовенства охотно служил и в других храмах Полтавы. С первых же дней он в своих проповедях стал призывать к борьбе с врагами Христа: «никаких поблажек им, никаких компромиссов с ними, бороться и бороться с врагами Христа, не бояться пыток и смерти, ибо страдания за Него – высшее счастье, высшая радость», – проповедовал он.

Бывало, близкие люди говорили ему после богослужения: «Владыка, ну зачем вы все это говорите? В церкви постоянно шпионы, следят за вами, слушают и доносят, и мы боимся за вас».

На это он иногда отвечал с улыбкой: «Да что же особенного такого я сказал, я, право, не знаю, – они не такого заслуживают. Ну, хорошо, я больше не буду, успокойтесь, идите с миром по домам».

Осенью 1925 года возникла дискуссия об отделении Украинской Церкви от Московского Патриархата. Уполномоченный по церковным делам Украины Карин настаивает на созыве Собора епископов Украины, без благословения Местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Петра (Полянского), который на тот момент был уже арестован. Однако владыка Василий выступил резко против этого решения, объясняя это тем, что без благословения Местоблюстителя, Собор окажется раскольническим.

В апреле 1926 года вмитрополит Ярославский Агафангел (Преображенский) объявил, что вступает в права Местоблюстителя, несмотря на то, что не имел на это канонических прав. Епископ Василий поддержал заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия и 6 мая 1926 года направил митрополиту Агафангелу письмо с просьбой отказаться от неканонических действий.

27 августа 1926 года власти вызвали епископа Василия в Харьков, и здесь, вдалеке от паствы, он был арестован и отправлен в Бутырскую тюрьму в Москву.

Владыка Василий писал о своей позиции по отношению к власти:

…Если советская власть не будет ни намеренно, ни ненамеренно требовать от Православной Церкви ее самоубийства и саморазрушения (то есть отказа от устоев Православия), я считаю вполне возможными нормальные отношения между Православной Церковью и советской властью. К сожалению, если советская власть находит основания обвинять часть православных в прошлом или настоящем в нелояльном отношении к ней, то, с другой стороны, и Православная Церковь получает от советской власти… удары по своим устоям. Нормальные отношения еще впереди.

30 августа 1926 года сотрудники Полтавского ОГПУ составили обвинительное заключение:

«Желая создать себе авторитет и, кроме того, усилить тихоновщину как таковую, гражданин Зеленцов созывает нелегальный диспут с булдовцами, во время которого старается доказать, что единственная правая церковь это тихоновская… Почувствовав под собой твердую почву в лице своего авторитета среди верующих, Зеленцов переходит к будированию всей массы, подстрекая последнюю активно выступить и потребовать тихоновскому течению привилегий. Поводом к такому выступлению послужила периодическая проверка имущества церквей всех религиозных течений и культов, когда Зеленцов, распространив среди верующих слух о том, что проверка ведет к передаче церквей другой религиозной группировке, потребовал от последних, чтобы они собрались и своим массовым выступлением заставили власть отказаться от политики передачи какой-либо тихоновской церкви в использование другой религиозной группировке.

В дальнейшем Зеленцов настраивал массы перейти от защиты в наступление, и в результате такой работы толпа тихоновцев в конце мая месяца несколько раз подходила к собору, находящемуся в пользовании Синодальной группы, с целью захвата силой собора в свои руки, но присутствие в соборе большого количества молящихся обновленцев во время архиерейской службы не дало возможность осуществить план тихоновцев. Одновременно с этим Зеленцов, помимо синодальной группировки, возбуждает массу против всех легальных церковных группировок, указывая на то, что эти группировки тесно связаны с властью и проводят работу по указаниям власти».

24 сентября 1926 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило епископа Василия к трем годам заключения в концентрационном лагере, обвинив его в «дискредитации советской власти». Владыка был отправлен на Соловки.

29  июля 1927 года вышла знаменитая декларация митрополита Сергия. Владыка резко с ней не согласился, написав целое послание «Необходимые канонические поправки к Посланию Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия и Временного при нем Патриаршего Священного Синода от 16 (29) июля 1927 г.»:

Каноническая законность Всероссийского Православного Поместного Общецерковного Собора 1917/18 годов признана всеми Православными Церквами и не встречает возражения даже со стороны отщепенцев от Всероссийской Православной Церкви, отколовшихся от нее в революционное время.

Постановление этого Собора от 2 (15) августа 1918 года содержит в себе отказ Всероссийской Православной Церкви вести впредь церковную политику в нашей стране и, оставив политику частным занятием членов Церкви, дало каждому члену нашей Церкви свободу уклоняться от политической деятельности в том направлении, какое подсказывает ему его православная совесть; причем никто не имеет права принуждать церковными мерами (прямо или косвенно) другого члена Церкви примыкать к чьей-либо политике… Поэтому… ни Всероссийский Патриарх, ни его заместители и местоблюстители и вообще никто во Всероссийской Православной Церкви не имеет канонического права назвать свою или чужую политику церковной, то есть политикой Всероссийской Церкви как религиозного учреждения, а должны называть свою политику только своей личной или групповой политикой.

Никто во Всероссийской Православной Церкви не может принуждать (прямо или косвенно) церковными мерами другого члена Церкви примыкать к чьей-либо политике, хотя бы и патриаршей.

Политика же митрополита Сергия и его Синода, как и политика почившего Патриарха Тихона, как и политика Карловацкого собора, суть только их личные, групповые политики, а не церковные политики и ни для кого не обязательны, и никто не имеет права канонического принуждать церковными мерами кого-либо примыкать к какой-либо из этих политик.

Стараниям митрополита Сергия и его Священного Синода добиться от гонящих Всероссийскую Православную Церковь большевиков мирного отношения к ней Церковь не может не сочувствовать, ибо христианам заповедано от Бога: “если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми” (Рим. 12, 18). Но Христос разрешает Церкви принять от митрополита Сергия и его Священного Синода только такое примирение с гонителями ее, большевиками и их советской властью, которое действительно будет миром Христовым, то есть миром такого содержания и качества, каких требует Христос, сказавши: “Ищите прежде всего Царствия Божия и правды Его” (Мф. 6, 33), а не земного благополучия и безопасности, ибо всякий иной мир безусловно запрещен Церкви Христом на все веки и вечность…

22 октября 1928 года епископ Василий был досрочно освобожден из Соловецкого лагеря и выслан на три года в Сибирь. Он поселился в деревне Пьяново Братского района Иркутского округа. Однако уже 1 декабря 1929 года последовало распоряжение ОГПУ об аресте епископа.

В конце декабря уполномоченный Иркутского ОГПУ приступил к допросам епископа и прежде всего спросил, на какие средства он жил и чем занимался в ссылке. Владыка ответил, что живет он на пожертвования прихожан как Полтавской области, так и других, а также Полтавского епархиального управления.

За время пребывания в ссылке в Братском районе, – сказал он, – я начал ряд богословских работ на темы: перевод литургии на русский язык с богословскими примечаниями, Библейские пояснения к книге Апокалипсис и ряд заметок по разным Библейским вопросам, каноническое положение неправославных христиан и, наконец, обращение к митрополиту Сергию, в котором указано, что он не сохранил чистоту православных принципов и идей в своей декларации от 16 (29) июля 1927 года. С декларацией Сергия я не согласен по ряду моментов содержания ее, в частности, не согласен и с тем, что советская власть есть от Бога, тогда как она уничтожает все, что есть Божьего на земле.

Находясь в ссылке, я прилагал все старания не отрываться от жизни Православной Церкви, и в результате стараний мне изредка удавалось пользоваться кое-какими материалами, освещающими жизнь Русской Церкви…

В Иркутске не решились принимать окончательное решение относительно судьбы владыки. В январе 1930 года он был отправлен в ОГПУ в Москву и заключен в Бутырскую тюрьму. С ним вступил в переговоры Тучков и его заместитель Казанский.

Тюрьма ОПГУ, 1930 год

Тюрьма ОПГУ, 1930 год

Отвечая на их вопросы, касающиеся отношения к советской власти, владыка сказал:

Что касается моего отношения к советской власти, то с церковно-религиозной точки зрения я не согласен с мнением митрополита Сергия, что советская власть является властью “богоустановленной”; в остальном же мое отношение можно определить так: пока эта власть являлась властью группы (части населения), я мог с ней не мириться, и потому я и призывал к поддержке Деникина, за что в свое время был приговорен Ревтрибуналом к расстрелу. По кассации приговор мне заменен пятью годами тюрьмы. В Деникине я видел только защитника православия и только потому поддерживал его.

В настоящее время в политическом отношении я признаю советскую власть признанной всем народом, и потому политически законной, и поэтому считал и считаю себя нравственно обязанным искать мира с советской властью, хотя она нам его и не дает.

В начале февраля было составлено обвинительное заключение, в котором епископу ставилась в вину его прошлая деятельность и  требование бескомпромиссного отношения Церкви к враждебному для нее государству. 3 февраля 1930 года Коллегия ОГПУ приговорила владыку к расстрелу.

7 февраля 1930 года епископ Прилукский Василий был расстрелян. Погребен в безвестной могиле на Ваганьковском кладбище в Москве.



  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Закрыть

Поздравляем!

Имя должно содержать только русские буквы и цифры!

Ваша почта нужна для уведомлений от нашего портала.

Для продолжения регистрации Вы должны принять
пользовательское соглашение

Зарегистрироваться в качестве комментатора Продолжить регистрациючтобы писать в Блогах и добавлять Новости
Закрыть

Поздравляем!

Вы успешно авторизированы в статусе «Комментатор»

Если Вы хотите делиться новостями или вести
свой блог— нажмите Продолжить регистрацию.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Добро пожаловать!

Теперь вы в команде портала Красноярский Собор!

На ваш e-mail выслано письмо с инструкцией по активации.
Сейчас Вам доступен Личный кабинет с ограниченной функциональностью.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Нам очень жаль

Это функция доступна только
зарегистрированным пользователям!

Зарегистрируйтесь и будьте с нами!

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены к Форме регистрации.