Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Вход

Миссия России - собирать и защищать

Миссия России - собирать и защищать
Он служил стране в советское время, в сложный перестроечный и постперестроечный периоды и остаётся верным этому служению до сих пор. Представитель Общественного совета при Красноярской митрополии Всеволод Севастьянов — корифей красноярской политики, учёный и общественный деятель, человек с богатейшей биографией. Мы говорили с ним о церкви и мире, о героях прошлого и кумирах молодёжи. Несколько часов беседы пролетели незаметно.


— Всеволод Николаевич, Вы работаете в Общественном совете при Красноярской митрополии. Что побудило Вас стать его частью?

— Общественный совет — орган, консолидирующий здравые силы общества с целью возрождения нравственности и духовности. И ради содействия этому объединению я здесь и нахожусь.

Предложение войти в состав общественного органа, связанного с Русской православной Церковью, сначала показалось мне неожиданным. Но затем, проанализировав предшествующий период моей жизни, я понял: в предложении есть логика.

Отправной точкой моего осмысления роли православия в истории нашей страны стала фраза известного русофоба, американского политолога Збигнева Бжезинского. Он заявил, что США покончили с коммунизмом и СССР, теперь осталось поставить на место православную религию — и миссия Америки будет выполнена. Меня, как коммуниста и патриота, такие нападки на доктринальную веру России задели. И я начал изучать церковную и светскую прессу, с тем чтобы понять, какова ситуация с западной религиозной экспансией в нашей стране. То, что обнаружил, огорчило: увидел позицию отступления РПЦ по многим принципиальным вопросам. По мере погружения в тему испытал нарастающее возмущение. На тот момент у нас ежегодно регистрировалось всего 12 православных общин и более ста протестантских, западного толка. В Красноярске и крае общественные здания были отданы в аренду протестантским общинам, их издательствам, учебным заведениям.

В итоге я написал статью под названием “Рубежˮ, где выразил отношение ко всему происходящему, критиковал церковные власти и призывал стоять за православие как за последний рубеж Отечества. Это был 1999 год. Материал вышел в “Красноярской газетеˮ и в целом вызвал положительную реакцию.

А потом я вдруг получил приглашение на научно- церковную конференцию в Абакан, посвящённую роли православия в Сибири. Оказывается, моя статья дошла до церковного руководства, там рекомендовали пригласить меня на этот форум в качестве докладчика. Поразмыслив, согласился. Задача эта была сложной, но во мне сказался исследовательский интерес. Погрузился в труды Ильина, Бердяева, Гумилёва. Старался встроить в выступление мысль о том, что основные постулаты революции — о свободе, равенстве и братстве — базировались на идеях христианства и т. п.

Большая часть аудитории конференции состояла из священнослужителей. Докладчиков было двое: теоретик-богослов из Москвы — учёный секретарь высшей духовной академии и я.

Читал доклад я в полной тишине. Закончил с напором словами “мы должны отстоять православие как последний рубеж русской ментальности, как стояли под Сталинградомˮ. Первым захлопал столичный гость, а за ним и весь зал.

…После мероприятия мы ещё долго беседовали с духовенством, богослов делился воспоминаниями о событиях, связанных с послаблениями для церкви в Великую Отечественную войну, рассказывал, сколько всего пришлось претерпеть священству.

Я тогда впервые задумался над тем, что борьба советской власти с православием, разрушение православных храмов была неправильным шагом и не вызывалась острой необходимостью, как у Петра Первого с колоколами. Борьба со священнослужителями, ставшими на сторону контрреволюции, и борьба с верой далеко не одно и то же. В 1918 году её ещё можно было как-то объяснить накалом классовой борьбы, но потом, в послевоенные годы?! Когда РПЦ включилась в борьбу с фашистскими захватчиками, когда священников забрасывали вмести с разведчиками в партизанские отряды? Зачем? Размышлял я и о том, какой была бы наша жизнь, если бы Церковь не гнали и она могла бы встроиться в нашу советскую действительность. Как не вспомнить слова хорошо известного красноярцам архиепископа Луки о том, что если бы большевики не преследовали Церковь, он бы стал коммунистом.

Об участии в конференции я потом рассказывал на встрече с партактивом, уловил разное отношение, но увидел, что товарищи меня слышат.

— А каково Ваше личное отношение к православной вере сейчас? Оно как-то изменилось, начиная с 1999 года?

— Отвечу на этот вопрос кратко. Я человек не воцерковлённый, даже не крещёный, но нахожусь в процессе духовного поиска, ищу ответы на различные вопросы, связанные с нематериальным миром. И некоторые вещи из области православия для меня не очевидны. Но ведь непознанное не есть непознаваемое, как подчёркивал убеждённый материалист Ф. Энгельс.

Вернусь к предпосылкам моего вхождения в Общественный совет. Ещё один фактор, который подвиг меня к участию в его работе, — философский. Я, быть может, не оригинален, но я верю в особую миссию России — собирать и защищать. Миссия эта базируется на ментальности и особенностях русского народа — на терпении, дружелюбии, умении принять другие культуры. Вся история нашего существования показывает, что Россия способна объединить разные народы и дать им возможность спокойно жить вместе. Мы никогда другие нации не порабощали, не искореняли, как американцы и англичане, а напротив, вкладывали в территории больше, чем брали. Императорский Государственный комитет по Сибири, например, издавал указы, запрещающие местным князькам обижать народ, и велел губернаторам следить за этим. А некоторые государства даже сами просили о вступлении в Россию, спасаясь от агрессивных соседей.

Убеждён, если и суждено нашему миру жить в единении, в равных условиях для всех, это может случиться только по примеру России. Запад сегодня демонстрирует деградацию, вырождение, Европа катится к закату. Консолидация российского общества — это в какой-то степени и продление жизни белой расы.

Повторюсь, вопрос консолидации нашего социума — основной сегодня, и к этой цели необходимо двигаться всем нам. Важнейшая объединяющая роль здесь должна принадлежать православию как хранителю соборных традиций русского народа.

С экранов ТВ и масс-медиа сегодня несётся волна безнравственности, почти не говорится о ценностях, о морали. При этом мало кто задумывается, что безнравственность — это не абстрактное зло, это конкретный мощнейший удар по нашему генофонду. И Церковь, и советская власть всегда выступали за крепкие семьи, за трезвость, за воспитание молодёжи в духе любви к Родине. И я — защитник нравственных принципов, заложенных в советском моральном кодексе, и моральных канонов, на которых базируется Церковь. Не все мои однопартийцы разделяют эту точку зрения, но моё мнение однозначно. Мы — коммунисты и православные — естественные союзники в борьбе с современным наглым идеологическим нашествием Запада на Русь.

— Как думаете, у нас когда-то могут сложиться иные — нормальные партнёрские отношения с Западом?

— Император Александр III говорил: “У России только два союзника — её армия и флотˮ. До тех пор, пока это так, мы имеем гарантию мира.

Как к нам относится Америка? Вот только один пример. Когда Мадлен Олбрайт была госсекретарём США, она говорила вполне политкорректные речи. Но, уйдя с поста, позволил: “Неправильно, что в Сибири так много всего, и это всё принадлежит Россииˮ. Могут ли быть нормальные отношения при таком подходе? Едва ли. Учитывайте и тот факт, что Россия не даёт развиваться глобальной потребительской экономической политике Запада, препятствует навязыванию всему миру идеологии потребления. У нас же никогда олигарх не будет героем, мы не особо алчем чужого добра, мы больше привержены умеренности. Этот конфликт идеологий, который длится давно, и я не вижу, что всё это может измениться к лучшему. Международная ситуация будет, к сожалению, только ухудшаться.

— Всеволод Николаевич, как Вы оцениваете присоединение к России Крыма и тлеющий конфликт на Донбассе?

— У меня никогда не было сомнений в том, что Крым наш. То, что полуостров в результате волеизъявления народа вернулся к родным берегам, — правильно и логично. Действия Никиты Хрущёва, передавшего когда-то его Украине, надо было давно оценить как незрелые. В Крыму пролито столько русской крови, что считать эту землю не нашей — кощунство! Тем более что крымчане считали себя русскими и хотели жить в России. Справедливость была восстановлена.

По теме Донбасса я нахожусь в постоянной дискуссии с некоторыми своими знакомыми, обвиняющими нашу власть в сдаче интересов Новороссии. Конечно, нам можно было сегодня и порезче себя вести, забрать и Донбасс. Но ведь это будет означать как бы отказ от Харькова, Одессы, Киева. А с какой стати мы должны от них отказываться? Украину нужно вернуть в сферу нашего влияния. Это братский славянский народ, которому сегодня забили голову, но подобное состояние не вечно. Сейчас там просто дозревает ситуация.

— Отвечая на вопросы, Вы сделали акцент на воспитании молодёжи. Сегодня в нашей стране создаются различные детско-юношеские организации. Как думаете, что ещё нам стоит делать, чтобы растить новое поколение в духе любви к Родине?

— С созданием школьных организаций ситуация пробуксовывает, потому что не ясно, на основании чего эти организации строить. С Юнармией, например, дело идёт успешнее, чем с остальными, так как эта структура опирается на наше героическое военное прошлое. О нём надо обязательно рассказывать школьникам! Как-то после лекции в университете у меня случайно зашёл разговор со студентами о том, кем были Минин и Пожарский. Молодые люди считали, что это патриоты прошлого… времён СССР. Я был в шоке. Студенты тоже себя неловко чувствовали. Встречаются и противоположные примеры. Выступал как-то в техникуме, спросил учащихся, кто такой Бэтмен, сразу получил верный ответ. Следом спросил, кем был Покрышкин, заранее начал переживать, думал, не ответят. Но один парнишка встал и сказал, что Покрышкин — лётчик, Герой Советского Союза. Был приятно удивлён.

Россия славилась выдающимися людьми — во все времена и во всех областях жизнедеятельности. Учёные, путешественники, изобретатели, спортсмены, люди искусства. Их биографии — колоссальный педагогический ресурс, который мы не используем. Об этих героях необходимо рассказывать молодёжи! Но для воспитания нашего школьника как гражданина нужно перестраивать систему образования. Я об этом писал в монографиях последних лет.

— К слову о героях. Вы встречались с такими легендарными личностями, как Будённый, Гагарин… Расскажите, пожалуйста, об этих встречах подробнее.

— Запоминающихся встреч в моей жизни было очень много, хватит на несколько интервью. Остановлюсь на нескольких. В 1961 году я работал в крайкоме комсомола, был заведующим отделом военно-спортивной работы. В составе делегации поехал в Москву, на пятый съезд ДОСААФ. Народ там собрался молодой, энергичный. Вдруг видим — в президиуме сам Семён Михайлович Будённый. Гимнастёрка, шашка, усы! Я был так потрясён, что не запомнил, о чём были доклады. Перерыв. Понятно, мы все Будённого окружили, чего-то спрашивали. А я простоял, просто держа его за рукав гимнастёрки. Он для меня был героем, живой легендой.

Видел я и Юрия Гагарина, когда тот приезжал в Красноярск. Но не общался, просто стоял в толпе, когда люди встречались с первым космонавтом.

Помню приезды в Красноярск Хрущёва, Фиделя Кастро, Горбачёва, Ельцина, в каких-то принимал участие. По роду работы неоднократно общался с космонавтами. Ярких впечатлений от этих встреч сохранилось много.


Досье

Всеволод Севастьянов родился в 1938 году в Красноярске.

Окончил школу № 33, Сибирский технологический институт.

С 1960-го по 1965 год Севастьянов заведовал военно-спортивным отделом крайкома ВЛКСМ, с 1963-го по 1965-й был секретарём комитета комсомола Сибирского технологического института.

В 1965—1971 годы преподавал в том же институте, затем 5 лет был секретарём парткома вуза.

В 1976 году Всеволод Севастьянов стал ректором завода-втуза (впоследствии Сибирский аэрокосмический университет имени М. Ф. Решетнёва) и оставался на этом посту до 1980 года, когда был переведён на должность заведующего отделом науки и учебных заведений крайкома КПСС.

В 1985—1990 годы возглавлял Сибирский технологический институт, руководил кафедрой “Управление производствомˮ, а впоследствии стал профессором кафедры “Бухгалтерский учёт и финансыˮ.

C 1981 года Всеволод Николаевич избирается в представительные органы власти края. Более двенадцати лет являлся депутатом краевого Совета народных депутатов, был председателем комиссии по плану, бюджету, экономическим реформам и внешнеэкономическим связям.

В 1990—1991 годы Севастьянов был председателем краевого Совета народных депутатов — фактически первым лицом в крае: отменив шестую статью Конституции СССР о направляющей роли КПСС, государство передало главные властные функции Советам. Красноярский Совет народных депутатов под руководством В. Н. Севастьянова разработал принципы разгосударствления собственности. По проектам красноярских депутатов изменение форм владения основными и оборотными фондами, ресурсами допускалось лишь в том случае, если это активизировало производство, увеличивало выпуск продукции.

Депутаты выступали против волевых, насильственных методов решения подобных вопросов, а само изменение собственности, по их мнению, должно было привести к более эффективному использованию с точки зрения экономического результата, сохранности и экологии. Предвидя возможные последствия приватизации, краевой Совет выступил за передачу целого ряда объектов в собственность Красноярского края.

Красноярский край стал первым из субъектов Федерации, сформировавших соответствующие предложения Верховному Совету РСФСР.

В 1991 году В. Н. Севастьянов возглавил одну из комиссий по разработке проекта федерального договора по инициативе ассоциации “Сибирское соглашениеˮ. Договор включал в себя положения о равноправии субъектов РСФСР, о сохранении сложившегося государственного единства народов и др. Подписанный субъектами Федерации, этот договор был аннулирован после 1991 года.

За короткий период ГКЧП у В. Н. Севастьянова сложилась репутация консервативного, осторожного политика, призывающего не к митингам и стачкам, а к выдержке и исполнению закона. Возможно, именно благодаря такой линии поведения его, как руководителя, обстановка в крае и краевом центре в тот момент осталась стабильной и бессмысленных столкновений удалось избежать.

26 августа 1991 года В. Н. Севастьянов снял с себя полномочия председателя Совета народных депутатов.

В 1994—2016 годы избирался депутатом Законодательного собрания Красноярского края.

В. Н. Севастьянов дважды был награждён орденом “Знак Почётаˮ и различными медалями. Имеет звание “Почётный работник высшего образования РФˮ.

Фото пресс-службы ЗС Красноярского края


  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Закрыть

Поздравляем!

Имя должно содержать только русские буквы и цифры!

Ваша почта нужна для уведомлений от нашего портала.

Для продолжения регистрации Вы должны принять
пользовательское соглашение

Зарегистрироваться в качестве комментатора Продолжить регистрациючтобы писать в Блогах и добавлять Новости
Закрыть

Поздравляем!

Вы успешно авторизированы в статусе «Комментатор»

Если Вы хотите делиться новостями или вести
свой блог— нажмите Продолжить регистрацию.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Добро пожаловать!

Теперь вы в команде портала Красноярский Собор!

На ваш e-mail выслано письмо с инструкцией по активации.
Сейчас Вам доступен Личный кабинет с ограниченной функциональностью.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Нам очень жаль

Это функция доступна только
зарегистрированным пользователям!

Зарегистрируйтесь и будьте с нами!

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены к Форме регистрации.