Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Вход

Востахом и исправихомся

Востахом и исправихомся
В часовенке святителя Николая, что на ЖД вокзале Красноярска, чистенькой, красивой, уютной и благодатной дежурю. Слушаю то Литургию, то Псалтирь, а то читаю книги Олеси Николаевой. Их можно читать в церкви без зазрения совести – они чудесные - в Бога познание погружают, не отвлекают от Господа – такая милость. Читаю и то смеюсь с автором, то скорблю до слёз, то раздумываю: так ли бы я поступила, например, с нищими, которые идут в храм за помощью. Чем может помочь им человек не богатый, а скорее бедный? Однако и бедной себя считать не хочу, стараясь причастием пребывать во Христе.


Недавно решила покаяться, что не подала в храме просящему, хотя не было особой тьмы на душе за этот грех. Возле окна лавочки стоял огромный детина, лицо изрыто ямами, красное, устрашающее, пьяный, а главное, – не просил, а со злобой требовал: дай, хоть тресни – ему надо ехать к маме. Но он уже просил на эту «маму» не раз, получал даже. Возмутилась: «Почему я, пенсионерка, должна давать здоровому пьяному детине деньги?». Мимо окошка проходил настоятель, он даже вернулся, удивлённый моим возмущённым тоном, приостановился и поглядел строго: у нас не позволяется с вошедшими в храм грубость, за этим настоятель наблюдает. Но мужик этот буквально вытрясал из меня деньги, поэтому ответила твёрдо: не дам и всё. Не хочу. Свободный выбор. Хоть и написано мне русским языком: «просящему дай», решила противостать хамству своим способом. Потому что написано также, что милостыня должна запотеть в руке. Господа попросила тихонько: «Направи на путь вечен»… После, в другой день, уже в часовенку, пришёл «наш» Василий. Шестидесятилетний мужик, крепкий ещё, сильный, работящий, не имеющий дома, но опрятный… Как это можно совместить – удивление и только. Он летом моется и стирает в Енисее, зимой – как Бог даст. Иногда приходит причащаться. Всегда, пока не заболел раком, чистил церковный двор, работал, где скажут – за еду и небольшие деньги, чтоб хватило оплатить вокзальный ночлег. Наверное, года два-три уже прошло с тех пор, как он прижился возле нашей общины. Каждая из нас привечает его добрым словом и жестом, все стараются подкормить, помочь с одеждой. Кто-то из общины церковной и приютил бы Василия, но он мужчина в той силе, которая нашим дамам уже не нужна и даже опасна. Так Вася наш и болтается – то на даче чьей-то поживёт, то дом его возьмут сторожить, - он честный. Тут он пришёл в часовню, но я и Васю, рассвирепев на того страшного детину, отправила, не разделив с ним обед. А могла бы вполне! Было, было чем поделиться! Но я Васе сказала: «Едь в храм. Там Вера тебя накормит, даст с собой». Он, бедный мой, руку держа в кармане (о ней особый сказ после), пошёл, куда послала. Некрасова впору вспомнить «и пошли они, солнцем палимы», но меня вдруг устыдил стих матушки Олеси Николаевой. Вспомнила наказ её детям:

«Но за подобный дар вы призваны отныне – за каждый взлёт холма и снега холодок – пред злобою людей сломить свою гордыню и нищему отдать последний свой кусок».

Совесть стала грызть: «Последний! А у меня и дома еда!». Но она меня так и не прошибла, лишь чуть укусила. Вразумили же действия Господа Бога: ни копейки выручки в церковной кассе, ни одного захожанина-посетителя… Так ещё не бывало. Но! «Восстахом и исправихомся». Вася, слава Богу, вернулся – в храме у Верочки не было приготовленной еды, а мой обед ещё не съеден! Ура! Руку из кармана он вытащил по моей просьбе – она была раздутая, сине-красная. Вася делал снимок, сказали: ушиб. Привязала её к шее шарфом, чтоб отёк не нарастал, пожалела Васечку как-то чуть-чуть… Он уехал на дачу, довольный, слава Богу! И пошёл в часовенку народец, и стали ставить свечки, а за них платить деньги в церковную кассу – хоть и небольшие, но всё же Бог уже дал! Научил: тебе дам, если ты не зажмёшься, не зажадничаешь, как скопидомка! И стала вошедшим объяснять, что Бог не сказал «дай Мне свечку»: а «Дай Мне сердце». И сотворил пчёлку, которая приносит не только сладчайший мёд человеку, но и воск на ароматные свечечки… Свечка – что же, она нужна, как средство для ремонта храма, который не содержит государство. Нужна и как символ горения, и как тепло огонька, и как маленькая жертва-подарок. Дороже свечки Господу сам человек. Живой, любящий, сочувствующий. Кающийся.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Закрыть

Поздравляем!

Имя должно содержать только русские буквы и цифры!

Ваша почта нужна для уведомлений от нашего портала.

Для продолжения регистрации Вы должны принять
пользовательское соглашение

Зарегистрироваться в качестве комментатора Продолжить регистрациючтобы писать в Блогах и добавлять Новости
Закрыть

Поздравляем!

Вы успешно авторизированы в статусе «Комментатор»

Если Вы хотите делиться новостями или вести
свой блог— нажмите Продолжить регистрацию.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Добро пожаловать!

Теперь вы в команде портала Красноярский Собор!

На ваш e-mail выслано письмо с инструкцией по активации.
Сейчас Вам доступен Личный кабинет с ограниченной функциональностью.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Нам очень жаль

Это функция доступна только
зарегистрированным пользователям!

Зарегистрируйтесь и будьте с нами!

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены к Форме регистрации.