Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Вход

Толстой не виноват

Толстой не виноват
История о том, как три девочки на Святках гадали

1.

Убедившись, что баба Поля задремала на диване у телевизора под программу «В мире животных», Люда тихонько выскользнула в прихожую. Стараясь не шуметь, накинула шубку и шапку, обула красные модные «дутики», сунула подмышку лист ватмана в тубе и толкнула плечом примёрзшую дверь. Выскочив через сени во двор и на улицу, она тут же пожалела, что не надела валенки. На улице — минус 35, дымы над избами стоят столбами, отливающий синевой снег поскрипывает под латвийскими сапожками.

Бегом пробежав по проулку, девушка очутилась на соседней улице, у красивого дома с резными ставнями. Взлетев на крыльцо, она стукнула в окошко. Ей тут же открыли.

— Принесла? — нетерпеливо спросила гостью хозяйка дома высокая худая Нина с косой, одноклассница Люси.

Её подружка, низенькая Юля, стриженая под мальчика, крикнула из комнаты:

— Чё телилась-то? Мы уж думали, не придёшь!

— Да я ждала, пока бабушка заснёт, — оправдывалась Люда, вытаскивая из чехла большой белый лист. Аккуратно положив ватман на стол, она разделась и принялась греть руки у печки. — Начались бы расспросы, что, куда — пришлось бы врать. Она как узнала про гадание, чуть клюкой своей не отлупила: мол, проворожите судьбу, девки, в Бога лучше бы верили.

— Да прям проворожим — глупости какие, — хихикнула Нина. — Бога нет — это все знают, кроме бабки твоей, а гадания, особенно под Рождество, сбы-ва-ются! Вон, сестра моя старшая Светка жениха себе нагадала. Всё тютелька в тютельку — как дух говорил: военный, звать Владислав, брюнет. Свадьба уже в марте.

— А я не очень-то в это во всё верю, — заявила Юля. — Нет никаких чертиков и духов, мошенничество одно. Специально пришла, чтобы посмотреть, кто из вас, девки, блюдце крутить будет.

— Так ты сама, наверное, и будешь крутить, чтобы поржать над нами, — ответила Нина.

Троица весело засмеялась. Поворожить на зимних каникулах подружки уговорились ещё в новогодний вечер в школе. Выбрали время, когда родители Нины ушли в гости, заготовили всё необходимое. Старшая сестра девушки Светлана заранее просветила молодёжь о способе гадания, научила, как себя вести.

Все три барышни делали вид, что относятся к затее как к необычной игре, но на самом деле каждая хотела приоткрыть таинственную завесу будущего.

Девочки разложили на круглом столе в зале лист ватмана с написанными простым карандашом буквами и цифрами, взяли белое блюдце с выведенной сажей черной стрелкой и, погасив свет, зажгли стеариновые свечи.

— Как-то не по себе, — поёжилась Люда.

— Не трусь, я дверь заперла на крюк, — насмешливо бросила Нина, — Если что, милицию вызовем: мол, арестуйте духа.

— И вовсе я не боюсь, — сердито ответила подруга, — Давайте скорее, уже стемнело, ещё домой переть.

Девочки положили пальцы на край блюдечка и стали хором повторять:

— Дух, выйди, поговори с нами! Дух, выйди, поговори с нами!

Они стеснялись, хихикали и старались не смотреть друг на друга. Ничего явного в комнате не произошло. Только чуть дрогнуло пламя свечки да треснуло горящее полено в печи.

— Что теперь-то, Нин? — прошептала Люся.

— Скажи нам своё имя! — вспомнив советы сестры, почему-то жалобно попросила обычно смелая Нина.

Тарелочка чуть дрогнула и поползла к букве «л», затем к «е».

— Ле-в-Т-о-л-с-т-о-й! — читала следом по буквам Юлька. — Ого! Сам Лев Николаевич. Скажите, уважаемый, когда я выйду замуж?

— Вот лезешь со своим замужем, договорились же про институт сначала, — зашипела Люся.

Они сверлили глазами белую тарелку. Та поехала вначале к букве «ч», затем к «е», «р»...

— Ч-е-р-е-з-2-г-о-д-а — через 2 года! — взвизгнула от счастья Юля. — А за кого, Лев Николаевич, за кого?

«П-а-ш-а-С-т-е-н-ь-к-и-н», — прочли хором одноклассницы и расхохотались.

Юлька засияла как медный гривенник. Паша Стенькин из соседнего села был давней несбыточной мечтой Юльки. Они встречались раз в год на летних танцах в клубе, куда студент строительного вуза Паша приезжал на «Жигулях» отца. Избалованный женским вниманием, он почти не обращал внимания на низкорослую малолетку. Иногда, правда, снисходил и шёл танцевать с ней, но только по её приглашению.

— Всё, теперь моя очередь, — резко сказала Нина. — Скажите, Лев Николаевич, а у меня будет любимый муж? И как его имя?

«М-у-ж-б-у-д-е-т-и-м-я-Л-е-о-н-т-и-й», — выдала тарелка.

— Фу-у-у, — стараясь скрыть разочарование за насмешкой, хмыкнула Нина. — Леонтий какой-то. Хорошо, хоть не Федул.

— Давайте же скорее про институт спрошу, — аж пританцовывала у стола Люда. — Поступлю или нет?

Тарелка быстро скользнула к слову «д-а».

— А в какой? В юридический же? — уточнила Людмила.

«С-е-л-ь-х-о-з», — прочла девушка, расстроившись. — Но почему? Из-за чего?

«В-а-д-и-м», — лаконично указала тарелка.

— Ерунда какая-то, — смешалась Люда. — А любить меня кто-то будет?

«В-а-д-и-м-и-л-ю-б-о-в-ь», — был ответ.

— Никакого Вадима я не знаю, — смешалась Люся. — Кто это ещё?

— Вот так, Люсенька, — ехидно вставила Юлька, — учишься, учишься, пятёрочки таскаешь, ни с кем не дружишь, а тут — бах и Вадим, бах — и прощай, юрфак. Да ты радуйся, дурочка: не в образовании женское счастье.

В этот момент кто-то что есть силы заколотил в окно. Девчонки испугавшись, вскрикнули.

— Открывайте, паразитки! — послышался старческий голос. — Я вам покажу ворожбу!!!

Нина метнулась открывать, Юля и Люда быстро задули свечи и спрятали ватман, включили телевизор.

На пороге появилась Люсина баба Поля, с клюкой в руках, в тяжёлом овчинном тулупе и в больших белых подшитых валенках. Минуту она озирала компанию суровым взглядом.

— Ну-ка Людмила, марш домой, — сказала бабка грозно и обратила взор на Нину. — А с тебя Нинка, толку не будет, так и знай: сбиваешь мою кулёму с пути! Вот я с твоим отцом-то поговорю.

— Да никого я не сбиваю, отстаньте, — огрызнулась Нина. — Мы ничё и не делали. Чё это вы раскомандовались в чужом доме?!

— Стыда у тебя ни грамма нет, вот что! — совсем разъярилась баба Поля. — Старому человеку грубить! Вы ж кого призываете-то, куклы вы астраханские! Вы ж нечистого зовёте! Он, думаете, вам добра желает?

— Пошли уже баба, — потянула за рукав старуху пунцовая от стыда Люся, одевшаяся за три секунды.

Бабушка и внучка шли до дома в молчании, только старуха вздыхала да кряхтела, то и дело осеняя спину девушки крестным знамением. Дома злая на бабушку Люда не стала ничего говорить и пошла спать, а баба Поля ещё долго что-то бормотала у шкафчика маленькой кухни, где в дальнем углу была спрятана икона Богородицы.

2.

Мартовским субботним утром Людмила Петелькина приехала в родное село готовить к продаже старый бабушки дом. Покупатели уже нашлись, осталось собрать и вывезти вещи — что-то перевезти на дачу, что-то раздать соседям. На эти дела Люда и отвела выходные. После ухода Полины Ермолаевны в мир иной прошло всего несколько лет, но Люся всё никак не могла смириться с потерей. Пока она находилась в доме, её всё время казалось, что из кухни вот-вот выйдет баба Поля в старом клетчатом фартуке и платке и позовёт её кушать ароматные шаньги.

Люся укладывала немудрящий старухин скарб в ящики и вдруг наткнулась на почерневший образ Богородицы. Осторожно стерев пыль с иконы, она бережно поставила её на буфет и перекрестилась.

Почему-то вспомнила то школьное гадание у Нины, бабушкин гнев, который, как потом стало ясно, был праведным. Слова бабы Поли о «провороженной судьбе» оказались пророческими.

— Толстой тут, конечно, не при чём, — шептала Люда, глядя на икону. — И он, конечно, в наших бедах не виноват.

***

Вроде бы всё, что предсказал «Лев Николаевич» в тот зимний вечер, исполнилось точно. Более того, исполнились заветные желания девчат. Но сбылись они совсем не по-доброму. Юля вышла замуж за обожаемого Пашу Стенькина сразу после школы. Парень почему-то начал принимать знаки внимания влюблённой девчонки и в какой-то момент неожиданно позвал её в ЗАГС.

Нине, окончившей пединститут, сделал предложение горожанин, вдовец с двумя детьми, мужчина старше её с экзотическим именем Леонтий. Хотя та была знакома с ним две недели — согласилась сразу, так как вспомнила предсказание и посчитала встречу судьбой.

Люда в выпускном 10-м классе начала встречаться с красавцем-блондином по имени Вадик, которого родители сослали из города в село, к родне на исправление. Чем хулигану приглянулась тихоня-отличница Люся неизвестно, но тот вдруг принялся всерьёз ухаживать за девушкой, дарить букеты и совершать сопутствующие романтические глупости. Люда, которой поначалу совсем не нравился несерьёзный тип, сдержанно принимала ухаживания. А потом ответила на чувства одноклассника. Из-за этих отношений она совсем забросила учёбу, еле-еле вытянула на старых знаниях выпускные экзамены, получила отличный аттестат и... с треском провалилась в юридический институт. В то время, когда нужно было особенно усердно готовиться, Люда и Вадик гуляли по городу, ходили в кафе и кино, выясняли отношения, бурно ссорились и мирились. Люся едва успела перекинуть документы из юридического в непопулярный сельхоз, поступила туда, чтобы только не возвращаться в родное село с позором.

Вадик исчез из её жизни почти так же внезапно, как и появился, сразу после провала в вуз, разбив сердце и спутав планы девушки, будто исполнив свою тёмную миссию.

...Юлька развелась с мужем через два года семейной жизни, устав от его постоянного пьянства и эгоизма. Больше она не вышла замуж, воспитывала одна девочек-погодок, работала в столовой и попивала от тоски и одиночества.

Нине, обретшей обещанного «Толстым» Леонтия, тоже жилось несладко. Мужчина, за которого она поспешно выскочила замуж, не питал к ней никаких чувств. Женился он, потому что искал ту, которая бы вела хозяйство и занималась его детьми. Деревенская работящая Нина показалась подходящей на эту роль. А ещё Леонтий оказался психически больным. Однажды во время обострения он избил до смерти случайного прохожего на улице, был признан невменяемым и содержался в клинике на принудительном лечении.

***

...Окончив разбирать вещи, Люда ещё раз перекрестилась перед иконой. Поцеловав образ, она осторожно положила его в пакет, пакет — в сумочку, и направилась к выходу из избы. Аккуратно заперла дом и калитку и заспешила к остановке. Внезапно возле неё остановилась светлая иномарка.

— Игорь? — изумилась Люда. — А ты как тут оказался?

— Садись, жена, — пряча улыбку, проворчал мужчина в светлой рубахе. — Ты же на вечернюю службу попасть хотела — как бы ты успела на рейсовом автобусе? Вот о чём ты думаешь, хаотичная женщина? У тебя сессия на заочке скоро, а в учебник по «уголовному праву» и не заглядывала. Какой из тебя будет адвокат?

Люда села на переднее сидение и чмокнула мужа в щёку. Машина, рванув с места, попылила по деревенской дороге по направлению к городу.

Источник - Православие ру

  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Закрыть

Поздравляем!

Имя должно содержать только русские буквы и цифры!

Ваша почта нужна для уведомлений от нашего портала.

Для продолжения регистрации Вы должны принять
пользовательское соглашение

Зарегистрироваться в качестве комментатора Продолжить регистрациючтобы писать в Блогах и добавлять Новости
Закрыть

Поздравляем!

Вы успешно авторизированы в статусе «Комментатор»

Если Вы хотите делиться новостями или вести
свой блог— нажмите Продолжить регистрацию.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Добро пожаловать!

Теперь вы в команде портала Красноярский Собор!

На ваш e-mail выслано письмо с инструкцией по активации.
Сейчас Вам доступен Личный кабинет с ограниченной функциональностью.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Нам очень жаль

Это функция доступна только
зарегистрированным пользователям!

Зарегистрируйтесь и будьте с нами!

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены к Форме регистрации.