Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Вход

Сегодня Иоанну Предтече отрубил голову безвестный стражник

Сегодня Иоанну Предтече отрубил голову безвестный стражник
В невеселый день можно поделиться и невеселыми мыслями.

Сегодня день рождения Ирода Антипы. Да, раз сегодня Иоанну Предтече отрубил голову безвестный стражник - значит, сегодня день рождения того, кто отдал приказ этому стражнику. Могли бы помнить только историки, что у этого человека, немало плохого сотворившего, вообще есть день рождения. Что он, не найденный на раскопках бюст и не имя из чудом сохранившихся документов, что когда-то он был ребенком и звал маму. Но вот сегодня день, когда человек убил человека, да еще и в день своего рождения, и поневоле задумаешься: ведь ты сам жил на земле и знал, как может быть больно, страшно, одиноко. Тем более - в том доме, где веками интриги, убийства, предательства, разврат. Как же ты мог расправляться с живыми людьми, такими же, как ты? Очень просто мог. Проще, чем дышать. Но об этом - чуть позже. Он знал всё. Кроме святости, которая является единственной настоящей реальностью. Власть, слава, ласкающие сегодня слух Успех и Достижения - всё это пройдет, как сон, как галлюцинация. Останется только то, что было здесь Божиим, а значит – живым. Любовь, сострадание, созданная в честь Бога красота по самой первой заповеди, данной Адаму, «делати рай». Святой, тот, кто «выделил» всего себя для Бога, живет по законам своего небесного отечества. Этого-то Ирод и не видел. Увидел в святом Иоанне – и , казалось бы, появилась надежда, казалось бы – попытались отразить свет мутные воды его души… или нет? Сладострастие – это не только о ублажении себя утехами, почему-то названными «любовными», или об услаждении плоти. Оно захватывает всего человека. Можно услаждаться и книгой о святости. «Ах, как же чудесно сказано!» - и всё. Преграда. Никто не встанет и не пойдет исполнять прочитанного: зачем? Это же всего лишь услаждение, как от мягкой ткани или сладости. Исполнения «чудесно сказанного» никто не предполагал, как никто не ожидает, что ему будет говорить о заповедях именинный торт или ювелирное украшение. «Да, да, не должно мне было иметь жену брата моего, грешник я грешник», - возможно, говорил Ирод, возвращаясь из темницы, где слушал святого Иоанна. Возможно, даже утирал пьяные слезы. Но во дворце он снова становился тем Иродом Антипой, которого любил в себе, которого все знали. Всему-де свое место. Он же правитель, как он может быть другим. Есть люди, которые бы очень хотели от всего откусить. Когда некоторые братия, а особенно сестры, упрекают себя в «угождении плоти» при покупке мыла, остается только вздохнуть: они просто не знают, о чем это на самом деле. О людях-хищниках, для которых все вокруг- для того, чтобы кормить свою плоть. Плоть здесь можно понимать широко, и если б только люди, лелеющие свое тщеславие, знали, насколько это «плотяной» грех – наверное, и отказались бы от него. Правда – из тщеславия. Любой грубый грех совершить из такого состояния очень просто, он оправдан заранее, будь то разврат или убийство. Плоть удовлетворяет свои потребности. Я бы не сказала, что для таких людей «плоть – это святое»: нет там ни надрыва, ни рефлексии, ни облечения в слова, это сделалось так же естественно, как дышать. Если б кто-то сказал мне, что я согрешаю дыханием… вот и они бы удивились, скажи им кто об их грехах. А потом, имея возможность, отправили бы вас в темницу. И вряд ли много бы думали об этом. А святой Иоанн говорил с ним, вот с таким, до последнего обращался к душе, задавленной толщей плоти. Изболевшейся, превратившейся в одну сплошную бесчувственную мозоль. Он не удивился, что его падчерица пляшет перед ним и гостями. Не удивился, что танец ее таков, что вот уже и он в греховном мареве готов отдать ей полцарства и вообще все, что угодно. Не удивился, что этому не удивляется ее мать. Не удивился и просьбе ее… Среди болезней души Ирода была одна очень современная. Человекоугодие. Или, по-нашему, следование человеческим ожиданиям. Единственное, пожалуй, что вызывает у него впервые какое-то движение души, хоть и со знаком минус: как же я откажусь от своих слов? От меня же этого ждут… И лишь на какой-то момент его сердце осветило чувство сожаления. Вряд ли жалости к святому Иоанну. Скорее сожаления о себе: некуда будет больше пойти и всласть послушать святого человека. Всласть посожалеть и о себе – на то время, пока возвращаешься в покои. И это чувство стало «потолком» его души. Души, которая когда-то была такой же, какая дана всем от Бога. Думала ли падчерица, что совершает что-то как минимум странное? Вряд ли. Когда клацание зубами, как у крокодила, заменило собой всё, вытеснило остальное из сердца – то ничему уже не удивишься. Объесться, обпиться, использовать человека для каких-то гнусных целей, не понимая, что это живой человек, а не кукла, - некоторые царьки вообще услаждались пытками, и таких немало. Рвать зубами плоть – не все ли равно, в каком виде. Что-то двинулось – значит, добыча: всё менялось на земле, а крокодилы оставались такими же. Есть несколько рассказов о том, как крокодил привязался к человеку. «Очеловечился». Видимо, этому зверю проще обрести человеческие чувства, чем нам, если день за днем и год за годом человек позволяет себе ожесточаться и оскотиниваться. Нелепое слово «спекулатор». Послал спекулатора, чтобы отрубить голову. Никакого пафоса: пришел, отрубил голову, принес. Голову того, кто был «величайшим из рожденных между женами». Если мы грызем ближнего, травим, используем в своих целях, предаем, идем по головам, творим грех потому, что таковы ожидания окружающих, если все и всё вокруг для нас «добыча», не говоря уж о «использовании» для гнусных вещей (от порнографии до блуда, уж простите за прямое упоминание) - то и мы на том пиру, и мы соучастники. И для нас сегодня мог бы быть – день рождения Ирода, адский и страшный пир. Я говорю «мог бы быть», потому что святой Иоанн пришел звать к покаянию и к встрече Господа - каждого. И Ирода. И его гостей, которые вполне могли приходить и смотреть, как погружаются в воду реки те, кто внял словам пророка. И вслед за Предтечей к нам грядет Христос – распяться за каждого как за единственное и любимое чадо. Иногда говорят – странный праздник, для чего он нужен, «усекновение главы», да и иконы какие страшные… Страшные. Как страшны наши грехи. Это праздник не только о смирении, мужестве, великом человеколюбии и любви к Богу святого Иоанна. Он еще и о том, куда нам точно не надо идти. Указатель у пропасти для многих из нас: друзья, здесь точно погибнете. Скорее выходите отсюда и бегите вперед – пока еще на пыльной дороге, где столько препятствий, вдали виден идущий Христос.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Закрыть

Поздравляем!

Имя должно содержать только русские буквы и цифры!

Ваша почта нужна для уведомлений от нашего портала.

Для продолжения регистрации Вы должны принять
пользовательское соглашение

Зарегистрироваться в качестве комментатора Продолжить регистрациючтобы писать в Блогах и добавлять Новости
Закрыть

Поздравляем!

Вы успешно авторизированы в статусе «Комментатор»

Если Вы хотите делиться новостями или вести
свой блог— нажмите Продолжить регистрацию.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Добро пожаловать!

Теперь вы в команде портала Красноярский Собор!

На ваш e-mail выслано письмо с инструкцией по активации.
Сейчас Вам доступен Личный кабинет с ограниченной функциональностью.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Нам очень жаль

Это функция доступна только
зарегистрированным пользователям!

Зарегистрируйтесь и будьте с нами!

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены к Форме регистрации.