Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Вход

Ранние яблоки

Ранние яблоки
— Мам, смотри какие красивые! — мускулистый Димка легко водрузил на стол два тяжёлых ведра с ранетками. — Пойду ещё принесу.

— Милые на вид яблочки, точь-в-точь из сказки, так и просятся откусить, - думалось Наташе. — И пахнут ароматно! Она куснула, спелую на вид, бархатистую мякоть с нежно-розовой кожурой. Рот стянуло кислотой, да так, что запершило в горле.

Она задумчиво оглядела гору плодов, собранных детьми в саду – нежные, красивые.…Но есть их будут можно только когда проварятся, покипят в сиропе. И в жизни бывает так. С виду подросток уже взрослая личность, а по сути – ещё ребёнок.

1.

- Соня, чай налей, у меня шоковые новости! - выпалила Лена, едва показавшись в дверях.

Сонечка – ходячая энциклопедия, лингвист и переводчик с нескольких европейских языков, провела гостью в столовую и велела: «Упади», - освободив от журналов кресло.

- У Вадика с работой, что ли? Перестройка - штука непростая, не поймешь, кого и за что сокращают, все разваливается. Или ты из-за книжки своей переживаешь? – подняв рыжие брови, расспрашивала Соня, готовя чайную церемонию.

- Ой, за что боролись, на то и напоролись, как говорится! Вот учила меня бабушка, что детей надо растить в послушании, нечего с ними на равных, но мы ж демократичные! Ты тоже сядь, – обмахиваясь журналом, предварила рассказ тетя Лена. – Мой–то жениться собрался, совсем очумел!

- Вы что, разводитесь? - Сонечка растерянно опустилась на край стула.

Слава Богу, никто и не думал разводиться в творческой семье художника и поэтессы. Бракосочетание задумал их единственный сын, 14-летний Димка.

Поэтому Лена и собрала спешно на импровизированное совещание трёх подруг в дом Софьи, предварительно обзвонив всех.

О катастрофе стало известно накануне вечером, когда мальчик за ужином вдруг сообщил без предисловий:

- Пап, я женюсь!

- Какое еще «женюсь»? Твое дело учиться, - на автомате ответствовал папа, не прерывая изучения вечерних новостей. - Ленусь, ты не представляешь, чего тут пишут про Мавроди!

Лена была занята подготовкой своей книги к печати и существовала в благостном состоянии вдохновения. Само собой, что заявление о женитьбе из уст ученика седьмого класса предки поначалу восприняли как глупую шутку.

- Папа, ты слышишь? Я на самом деле женюсь! – повторил Димка настойчивее.

Вадим Сергеевич сложил газету, поняв, без разговора не обойтись. В соответствии с азами педагогики и психологии тех времен, воспитание по поводу отношений между взрослыми в семье Димы велось регулярно. Родитель рассказывал мальчику о деталях анатомии человека, с позиции художника. В семье велись открытые разговоры об отношениях мужчин и женщин, обсуждались дела друзей (в версии, имевшей наставнический характер).

Не касались лишь духовной стороны вопроса, хотя в семье имелась вполне приличная по тем временам база знаний. Как и многие образованные люди, Елена и Вадим читали самиздатовскую Библию, обсуждали кое-что из нее во время кухонных посиделок с друзьями, но о вере особо не задумывались и в храм не ходили. Разве что по работе, Вадим, изучавший иконы, как образцы искусства, захаживал, либо ненароком, Лена забегала поставить свечку, «напитаться доброй энергией». Тема сотворения мира, бессмертия души и греха не затрагивалась в воспитательных разговорах. Разве можно говорить с ребенком о душе, когда все прогрессивное человечество осваивает космос, - примерно так думали супругу? Мало ли что выдумает, рассуждали мама с папой, и тема души была оставлена в стороне.

Отец считал почву полового воспитания культивированной, поэтому вкратце затронул шедевры Байрона и Шекспира, а затем плавно перешел к нежелательности ранних браков, а далее впервые туманно коснулся возможностей современной медицины по предотвращению нежелательных плодов отношений. Он изящно завершил лекцию цитатой и остался доволен.

- Пап, ты даже не спросил, на ком я женюсь. Тебе что, совсем неинтересно общаться со мной? – напряженно произнес Димка придушенным голосом.

В воздухе запахло ЧП локального масштаба. Папа творческим чутьем вдруг угадал, что дела обстоят, хуже некуда. И задал, наконец, прямой вопрос:

- Она что, беременна?

Ответ подтвердил его наихудшие опасения. Девушку звали Наташей, они вместе тренировались. Общие взгляды, сходные вкусы, потом стало хотеться быть поближе…Невероятными были слова, которыми описывал этот мальчишка-сопляк свои, так называемые отношения:

- Я люблю ее выше звезд и глубже моря, - говорил он, задыхаясь от счастья. - Не представляю себе жизнь без Наташеньки. Мы поженимся, у нас будет куча детей, мы будем счастливы и умрем в один день!

«Скорая помощь» к папе приехала быстро. Мать, рассыпав рукопись по полу, металась между кухней, спальней и телефоном, в интервалах бросая: «Ты отца и меня в могилу загнать хочешь, а?! Негодяй! Трутень ты паразитский. Мы для тебя все, чтобы ребенок учился, а ты! Меня в Кащенко решил сгноить с моими нервами?!»

Вызванные на помощь бабушка с дедушкой тоже были в шоке. Папе сделали укол, и он уснул. В группу поддержки добавились еще родственники, и все удалилась на кухню, решать: идти к паразиткиным родителям, звонить классной или бежать к тренеру?

…Лена прервала словесный водопад, хлебнула чаю и вытерла красные глаза. За столом уже собралась компания подруг, разгорелась дискуссия. Первой высказалась наиболее радикальная тетя Женя: «Надо найти ее родителей и потребовать, чтоб сделала аборт! Что это выдумали еще: жениться соплякам!? Не она первая, и не она – последняя».

- Да, погоди, ты, Женька! – остановили ее подруги. – Может, поговорим сначала? Бывает, дети врут, чтобы отвлечь внимание старших от проказ или плохих отметок.

- Да с кем поговорим, - завыла тетя Лена. – Он со вчерашнего вечера дома не появлялся!

Оказалось, что когда родители решили перевести ребенка в другую школу, а у родителей девчонки потребовать аборта в обмен на денежное возмещение и конфиденциальность, виновника событий и след простыл. Димка ушел в неизвестном направлении, не оставив о себе и следа.

- Значит сначала надо найти парня, - подвела итог хозяйка дома. - Девчонки, подключайтесь: каждая минута дорога, мало ли что он придумает, Ромео! Ленка, хватит причитать!

Общими усилиями разыскали телефон тренера, затем адрес Наташи, две подруги, прихватив Лену, кинулись домой к девушке, а две других поехали к тренеру.

В доме у Наташи разве что зеркала не были завешены, как при покойнике. Выяснилось, что девушка открылась матери и получила на горячее. Ее мама тут же созвонилась с частным абортмахером и на такси повезла дуру-девку на квартиру врача. Там, увидев окровавленный тазик, которые докторша выносила после предыдущей пациентки из эрзац операционной, стала реветь в голос: «Нет! Не убивайте моего ребеночка, не режьте его!». Врач побежала за успокоительным, а мать начала уговаривать дочь:

- Да ты не бойся, пару минут потерпеть – и ты свободна, Наташенька, - приговаривала она, - никто ничего и не узнает. Будешь жить дальше, забудем все, ты еще тыщу таких димок встретишь. Сама подумай: у нас денег нет, из твоего - какой отец – сам сопляк, а безотцовщину рожать – жизнь только портить себе!

Девочка вырвалась из заботливых объятий и хлопнула дверью, и домой так и не вернулась.

Положение в семье Наташи было и впрямь, незавидным: отец ушел, рос маленький братишка, чахла парализованная бабуля, а тут еще один рот в перспективе.

Делегации со стороны отца ребёнка говорить о чём-то с мамой Наташи не было смысла: мать не имела понятия, куда дочь могла уйти, и как-то не очень волновалась.

Второй отряд, опросив тренера, вместе с ним обыскал строящиеся дома вокруг спортшколы, но никого не обнаружил. Куда могли деться беглые влюблённые, никто не мог догататься.

Настал второй вечер без Димки. Все валились с ног от усталости, Лену можно было спокойно отправлять в Кащенко. Дамы-детективы решили аккуратно поговорить с учителями Димки.

Наутро третьего дня Лена по наитию пала на колени перед окном (за неимением домовых икон) и стала слезно просить, заламывая руки:

- Ох, только бы живой вернулся, верни мне моего мальчика, Господи и пусть женится, если уж так далеко все зашло!

В это же время тетя Ира общалась с Димкиной классной по поводу проблем юношеского максимализма. Учительница поделилась мыслью, что неплохо бы парня отправить на время в деревню, а там, на природе все дурное из головы выветрится, заодно и отдохнет. Тетя Ира внезапно вспомнила замечательные каникулы, проведенные в гостях у Ленкиной тетки Зины в деревне, расположенной примерно в 20 минутах езды на электричке от города.

Там беглецов и нашли. В старинном доме, где в стайке мычала корова, а во дворе гуляли куры, обнаружили Диму и Наташу. У подростков были абсолютно счастливые лица, лица людей, принявших верное взрослое решение.

Баба Зина приняла ребят сразу. Жизненная платформа ее была предельно простой:

- Нечего церемонии разводить: все имеет свое имя, - объявила она гостям из города, вытаскивая пирог из духовки. - Вы что ж, девки, с луны свалились, не слыхали что бывает, когда за детьми не присматривают? Ходили они, блуждали, вот и наблудили. Вы ж не говорили про запретный плод? Ты вот, отец, все про искусство, а тебе бы по-мужски с ним про то, как любимую беречь надо, про целомудрие.

Тетя Зина прожила жизнь не простую: работа в колхозе, раннее вдовство с двумя детьми на руках, и хозяйства вела и работала заведующей библиотекой. Молодой и красивой вдове сосватали бравого военного, также вдовца с двумя дочками, и она решилась на повторный брак, рассудив, что с отчимом растить детей лучше, чем в одиночку. Да и мужчина Антон Николаевич был серьезный и видный.

Дочерей супруга она приняла и вырастила вместе со своими, они и звали ее мамой. Женщина обеспечивала всю многочисленную семью вареньями и заготовками, и даже одеждой, которую она искусно шила на древней ножной машинке «Зингер». В доме ее всегда уютно пахло пирогами, чистым бельем и ладаном, который она приносила из церкви.

Все четыре дочери тети Зины вышли замуж, как положено, хоть и посмеивались, однако подчиняясь непреклонному требованию матери, получали родительское благословление на брак иконой Божией Матери Казанской.

Над тетей Зиной шутили, что, мол, взгляды устаревшие, но факты были явно пользу ее убеждений – все четверо мирно жили с супругами, от каждой было по два, а то и по три внука, а зятья души в ней и её муже не чаяли.

- Вы и сами про Бога не вспоминали и детям не рассказали, что блуд – грех страшный, убивает он человека, а через грехи и появилось на земле столько горя и болячек. Ведь раньше как было: матери о детях молились ежедневно, чтобы их обустроить в жизни. Ты вот, Лена, когда о сыне молилась? Если б вы с Вадимом, обвенчались, такого соблазна у сына, может и не было бы, потому что при венчании брак благословляется и дети, в нем рожденные, тоже. Ну, чего ты глаза круглые выкатила? Я дурного не говорю, зазорное, вон, все сделано, скоро и видно будет (Наташа при этих словах покраснела и постаралась занять еще меньше места на стуле). Одни парня не научили, как девушку уберечь от греха. Другие дочь на убийство подбивали, грех-то какой страшный – младенчика невинного убивать! За дела свои отвечать надо, – подтыжила тетя Зина. – Заблудились вы на пути жизненном… И дети ваши согрешили. Но раз любят они друг друга, пусть живут хоть у меня, в деревне. Без свадьбы пока будут, в сельсовет сама схожу, решим, как ребеночка регистрировать, а там и окрестим. Вот родишь, Наташенька, а там и десятилетку тебе поможем вечернюю закончить. Муж твой работать пусть идет, в селе дело всем найдется.

Четыре дня, проведенные в поисках сына, сильно подорвали решимость Лены и Вадима, во что бы то ни стало разорвать порочные отношения. Родители были раздавлены случившимся и слова тёти Зины, простые и строгие, открыли для них очевидную, но забытую истину.

- Нет, ты глянь, Сонь, решительный какой оказался! Кремень, а не мальчишка! Этот настоящим мужем будет, не таким слюнтяем, как мой Петька, – вздохнула Женя.

- Муж – объелся груш, – вздохнула Соня. – Ох, не время им жениться, жизнь впереди длинная, но что поделать…

- Да уж, слава Богу, что все обошлось! – подытожил папа. – Будет отцом мой сын, а я – дедом! И давай уж, мать, обвенчаемся, никогда же не поздно! Выходит, мы с тобой столько лет во блуде живем, надо прекращать.

...Наташа родила крепенького мальчишку, названного в честь отца Дмитрием. Как и советовала тетя Зина, окончила вечернюю школу, а затем поступила в институт, выбрав путь учительницы. Потом в семье родились ещё дети - Лиза и Андрюша.

Димка отучился в этой же вечерней школе, работал пастухом, а потом пошёл в сельхозинститут и стал ветеринаром. Счастливые Лена и Вадим не могли нарадоваться на внуков, и даже не вспоминали, о том, что задумали сделать когда-то. А не встреться тогда на их пути мудрой тети Зины, не цвели бы яблони и вишни в их саду.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Закрыть

Поздравляем!

Имя должно содержать только русские буквы и цифры!

Ваша почта нужна для уведомлений от нашего портала.

Для продолжения регистрации Вы должны принять
пользовательское соглашение

Зарегистрироваться в качестве комментатора Продолжить регистрациючтобы писать в Блогах и добавлять Новости
Закрыть

Поздравляем!

Вы успешно авторизированы в статусе «Комментатор»

Если Вы хотите делиться новостями или вести
свой блог— нажмите Продолжить регистрацию.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Добро пожаловать!

Теперь вы в команде портала Красноярский Собор!

На ваш e-mail выслано письмо с инструкцией по активации.
Сейчас Вам доступен Личный кабинет с ограниченной функциональностью.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Нам очень жаль

Это функция доступна только
зарегистрированным пользователям!

Зарегистрируйтесь и будьте с нами!

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены к Форме регистрации.