Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Вход

История суррогатной матери

История суррогатной матери
1.
– Ни за что не скажешь, что у тебя трое детей, Саш! Выглядишь прекрасно.

Покривила душой, конечно: насколько прекрасно может выглядеть мать троих детей из рабочего сословия? Работаешь много, получаешь мало. Закон такой человеческий. Вот Нонне повезло: она чиновница в сфере ЖКХ, муж начальник там же. Денежки нехилые. И, между прочим, со связями полный порядок. В одном только Бильдиным не везёт: детей нет. Игорю сорок, Нонне – тридцать семь, и ни-че-го. Несмотря на собственные старания, заговоры колдуний-знахарок, пассы экстрасенсов и усилия врачей, чрево Нонны оставалось пустым. Махровое бесплодие вследствие венерического заболевания из-за случайной связи в далёкой юности.

А так — у Бильдиных всё есть. Квартира в самом Вахрино, в Сочи, в Москве, две машины, своя небольшая яхта на причале местного яхт-клуба, дача с огромным домом по индивидуальному проекту, и по мелочи всякое…А для кого? Кому достанется? Двоюродным-троюродным? Тёткам, дядькам, племяшам? Вот глупости! Наследник нужен. Или наследница. Женщины, бывает, пуще имущество и деньги берегут, чем иные мужики...

Нонна с завистью и неприязнью покосилась на впалый живот подруги. Вот ведь: тощая, как смерть, а плодовитая, зараза. А Нонна вон какая фигуристая, а не беременеет. Несправедливо! Сашка вон бы и четвёртого выносила, ничего бы с ней не стало...

А, кстати...

Нонна с новыми мыслями прищурилась на Сашу. Младшей Любке сколько? Помнится, год буквально полмесяца назад справляли. Организм отдохнул и вполне готов к новому вынашиванию. Почему нет? И пусть это будет... ребёнок Бильдиных, а не Водовозовых. Почему нет?! Это спасительная идея... Решение проблемы...

Саша рассказывала о достижениях и шалостях малышей, жаловалась на суету и безденежье, а Нонна, тем временем, просчитывала на умственном калькуляторе свою розовую идею. Когда план обрёл законченность, она резко оборвала Сашины сетования:

– Сашка, слушай! Спаси меня, и я тебя спасу!

Саша оторопела:

– Чё?

Она выслушала задумку подруги, разинув рот, а потом ахнула:

– Суррогатной матерью?! Я?! Для тебя?! С ума сошла. И слушать не хочу. Грех это, и всё тут. Без вариантов, поняла?

– Поняла, Сашенька, – с ложным смирением согласилась Нонна.

Они помолчали, одновременно прихлёбывая зелёный чай с жасмином из белых фирменных чашек кафе, в котором сидели второй вечерний час. Нонна опустила голову, внимательно разглядывая белую керамику. Деликатно шмыгнула носом. Дотронулась холёным пальчиком до глаза. Саша держалась. Одна слезинка и девять месяцев беременности; причём не своим ребёнком! Ни за что!

2.– Вячеслав Сергеевич Водовозов, подпишите ваше согласие на процедуру.

– Где?

– Возле галочки.

– Хорошо, что хоть не возле Светочки, – огрызнулся супруг.

Не по душе ему странные игры в дочки-матери. Но деньги, и вправду, позарез нужны. Эх, давало бы государство по пятьдесят тысяч на каждого ребёнка, да большой дом с участком, да машины, да ещё там кой-чего по социалке, разве бы Слава на троих остановился?! Ну, а тут вообще гиблое дело – жена будет чужого ребёнка вынашивать, а потом отдай его в другие руки! Это по-человечески, что ли?

Если б не деньги!

Он подписал.

– Александра Фёдоровна Водовозова, теперь вы, пожалуйста.

Саша вскинула глаза на мужа. Оказывается, он тоже смотрел на неё. Улыбался... не потому, что ему по душе происходящее, а подбадривал: «Неприятно всё это, конечно... однако я с тобой».

Игорь Юрьевич и Нонна Егоровна Бильдины подмахнули бумаги и одновременно потёрли руки, будто близнецы. Сделка удалась!

– А теперь технические детали, – деловито прокрякала нотариус. – Деньги и условия договора...

– Собственно, визит к врачу назначен на послезавтра, в шесть сорок вечера, – сообщила Нонна, розовая от счастья. – Анализы готовы, все здоровы. Процедура, обещают, совершенно безболезненная. И результат положительный на семьдесят девять процентов! Уверена, мы попадём в эти семьдесят девять процентов! Правда, Игорь?

– Естественно, – поддержал её Бильдин и поднялся. – До скорой встречи в медцентре.

– До скорой, – не глядя, ответила Саша Водовозова и приложила руку на плоский живот.

3.Нонна давила на кнопку звонка минуту или две, пока не вспомнила, что Водовозовы выпотрошили внутренности дверного звонка, чтобы не пугать первенца Давида, а потом родился Богдан, а теперь вот Любочка – какие там звонки? Хотите разбудить с трудом уложенную спать малышню?! Жестокие вы были бы люди, граждане, нисколько за это не уважаемые!

Вспомнив об этой особенности Водовозовской двери, Нонна постучалась. Вскоре протопали чьи-то быстрые ножки. Щёлкнуло. Скрипнуло. Глянуло на Бильдину яркими серыми глазами – мамиными.

– Богданчик, привет, мама дома, надеюсь? Почему телефон у вас в коротких гудках?

– Не знаю, – легкомысленно открестился средний ребёнок Водовозовых. – Мама вообще в телефоне сидит. Уже, вообще, долго. У неё этот... – он поискал слово, нашёл и провозгласил: – Стресс! Ма-ам! К тебе пришли! А я какать!

Младенческий плач, материнские уговоры. Плевать! У Нонны важное дело. Не разуваясь, она ринулась в комнату. Любочка затихла, прижавшись к тёплой маминой груди.

– Мне позвонил Колпаков, – без обиняков приступила Нонна. – Сообщил результаты УЗИ... Муж дома?

– Слава на работе, – бесцветно ответила женщина, поглаживая Любочку. – Тебе нужен именно он?

– Именно ТЫ мне нужна! – взорвалась Нонна.

Старший сын Водовозовых вдруг нахмурился:

– Вы не кричите, тётя Нонна, сестрёнка испугается. И маме тоже волноваться нельзя.

– Иди вон... куда-нибудь на балкон, – выплюнула Бильдина, – не мешай взрослым.

Мать кивнула:

– Давид, возьми Любочку, почитай книжку ей и Богдану, договорились?

– Ну, ладно.

Давид неохотно подхватил на руки сестру, позвал брата и закрылся с ними в маленькой комнате. Нонна плюхнулась на диван рядом с подругой – худенькой, с круглым животом, – и напала:

– У твоего ребёнка генетический порок, мне сказали!

– Не у моего, – возразила Саша. – Все мои здоровы. Это у твоего ребёнка проблемы с генетикой. Как ты мне говорила: «Ты, подруга, всего лишь сосуд, а за качество содержимого Я в ответе!».

Все обвинения, которыми пыхала Нонна, когда мчалась к Водовозовым, испепелились в труху, которая медленно остыла под отрезвляющим холодом Сашиной защиты. Но Бильдина тряхнула головой и решительно заявила:

– В общем, нам с Женей инвалид не нужен.

– Что?! – изумилась Саша.

– Мы так решили. Это окончательно. Аванс мы обратно требовать не будем, а уж вторую половину, конечно, не заплатим, сама понимаешь. Жаль, что дефект обнаружился на поздних сроках...

– И что мне делать с вашим ребёнком? – ахнула Саша.

Нонна пожала плечами и встала:

– Да что хочешь. Государству сдай – чего проще? Там он быстро сдохнет.

– Она, – поправила Саша и положила руки на живот.

– Что – «она»? – не поняла Бильдина.

– У вас дочь, а не сын. Поэтому – не он, а она быстро умрёт.

– Одна холера, – Нонна снова дёрнула плечами. – Пока, Саша. Удачи.

– Постой! А Игорь что – тоже хочет убить дочь? – выкрикнула Саша.

Нонна состроила презрительную гримасу:

– Игорь мне ультиматум поставил: или он, или инвалидка эта. Возиться с ней у него нет ни малейшего желания.

– А у тебя?

– И у меня тоже! Или ты что: думаешь, я одна такой груз потащу? Вот ещё!

Нонна сдвинула брови на переносице, припоминая. Ах, да!

– Забыла сказать, подруга, что в суд тебе идти бесполезно. В договоре, который вы оба подписали, мелким таким шрифтом указана и такая ситуация, что у нас с тобой получилась. И прописано, что в таком случае вы претензий не имеете. Так что... Пока!

Она послала беременной женщине воздушный поцелуй и с деланной улыбкой выскользнула на лестничную клетку. Сев в машину, Нонна облегчённо вздохнула и уже с настоящей улыбкой включила зажигание. И чего это ей взбрендило в голову завести ребёнка? Обременить себе жизнь! К тому же, инвалидом! Но пронесло, к счастью. Нет, есть всё-таки Бог на свете...

4.

– Ты с ума сошла, – убеждённо сказал Вячеслав.

– А ты предлагаешь – на помойку её, что ли, в ведро?! – возмущённо шептала Саша, оглядываясь на дверь в маленькую комнату: не разбудил ли их спор детей.

– Почему в ведро? Государству! – предлагал Вячеслав.

– То есть, в то же ведро, – ощетинилась супруга.

Водовозов стиснул зубы. Задвигались желваки. Саша обмерла: сейчас заорет! Придётся снова детей укладывать. Но Слава только раздражённо дёрнул головой.

– Ну, и что ты собираешься делать? Трое, ухода требуют, а эта девчонка вообще... Я тебе как помогать буду? Я же на работе пашу весь день! Нет, Саш, ты спятила. Она даже не твоя. Не наша!

– Она во мне живёт, значит, моя, – тихо, но очень решительно уточнила Саша. – Не хочешь со мной – уходи. Я не предатель. Никому не предатель. Я не могу бросить её!

Вячеслав продолжительно выдохнул. Взъерошил волосы.

– Тьфу ты, зелёные пингвины!.. Ладно. Справимся как-нибудь. Что мы с тобой – не люди, что ли?

– Люди, люди...

У Саши не было сил улыбнуться мужу, но зато она приникла к нему и с ласковой нежностью поцеловала в губы. Он бережно обнял её и с такой же нежной лаской ответил на её прикосновение.

– Ничего, – повторил Водовозов. – Справимся как-нибудь.

А у самого мысль промелькнула: «Мало ли ещё что случиться может».

6.

Саша ходила тяжело. Доктор Колпаков, осматривая её, хмурился, и всё время отсылал в больницу – полежать на сохранении. Но долго не лежалось: дети одиночества не терпели. Так что после дневного стационара суррогатная мать несла себя – хрупкую тонкостенную чашу с тяжёлым содержимым, – домой. Переживать у неё не осталось ни сил, ни времени. Даже реагировать на уговоры и стенания врачей не могла, а просто махала рукой и торопилась исчезнуть из поля их бдительного зрения.

Ей не хватало времени и сил и на церковь. Иногда удавалось съездить всей семьёй на причастие, или одной постоять на Евхаристии, а так всё больше просила священника зайти к ней, причастить её и детей, соборовать, помазать елеем от святых мощей. О нерождённой дочке Саша молилась усердней, чем о своих детях, родителях и о самой себе: она же самая беззащитная! Слабее всех, потому рядом с ней никого нет.

Саша разговаривала с малышкой, улыбаясь ей, представляя её личико, и почти слышала её агуканье, её плач и смех.

– Ничего, мы себе в обиду не дадим, Наденька...

Да, по срокам выходило, что растёт в ней мученица Надежда Римская: до 30 сентября оставалось чудь меньше месяца...

Святой покровительнице девочки Саша молилась каждый день. И каждый праздник заказывала ей молебен – пока только о себе; но ведь сейчас она и Наденька – единое целое...

Дети не знали, что их сестрёнка им не родная. Давид и Богдан частенько прикладывали уши к маминому животу и слушали, затаив дыхание. Конечно, кроха молчала, но братья потом доказывали друг другу, что они уловили попискивание и покряхтывание. Маленькая Любочка, по примеру братьев, тоже слушала, как поживает её младшая сестрёнка, а потом обнимала маму за шею.

Вячеслав смотрел на располневшую фигуру жены и вновь и вновь учил себя любить и этого ребёнка. Эх... скоро начнётся такая суета, бессонные ночи, врачи, лекарства... Хорошо, хоть старшие дети здоровы. Это большое счастье...

Роды не за горами. Будем живы, Господи, и примем чужой дар, как собственный.

7.

Вот ведь как бывает: и роды прошли успешно, и у Надюшки не обнаружили никаких генетических заболеваний! Саша после получения результатов анализов и обследований расплакалась, не понимая, почему. Ждала тяжёлый крест, а получила крест, пусть и не лёгкий – всё ж таки, четвёртый ребёнок в небогатой семье! – но как раз по силам. Справимся!

Документ об отказе от ребёнка, подписанный Бильдиными, присовокупили к прошениям, паспортам и справкам и через несколько месяцев мытарств Наденька стала настоящей Водовозовой! И как-то легко зажилось: глава города выделил семье целый дом с участком в восемь соток, автомобильная фирма подарила новый «Ларгус» в качестве рекламной акции. В продуктовом магазине оформили социальную карту, по которой необходимые продукты они брали бесплатно, а другие покупали со скидкой. Ну, и льготы вдруг оказались доступными, действующими... Где всё это раньше было?! Сказка, да и только...

8. Гулять под ручку в тёплые летние дни Бильдины стали недавно, когда врачи посоветовали им хоть немного загрузить себя физически, потому что ожирение – риск ранней смерти. Умирать, когда у тебя добротное имущество, не хочется. А хочется пользоваться им достаточно долго. Поэтому долой телевизор, здравствуй, дорожка в парке культуры и отдыха!

Бильдины гуляли ровно час. Иногда разговаривали, глазели по сторонам. И как-то углядели семью, знакомую до боли: Водовозовых. Два взрослых, четверо погодков. Самая младшая крепко держалась за мамин указательный палец и неловко, но бесстрашно топала ножками по дорожке.

– Смотри! – воскликнула Нонна. – У них опять прибавление! И когда только успевают...

Слово «успевают» она произнесла автоматически, не отслеживая смысл слова, потому что в один миг поняла, откуда у Водовозовых прибавление.

Её дочь! Дочь Бильдиных!

Первым делом Нонна оценила её одежду, а потом весь облик девочки. А где же обнаруженное генетическое заболевание? Врачи убеждали, дочь обречена на инвалидную коляску! А она – пожалуйста: ходит! И смеётся! Броситься к ней! Прижать к себе кровиночку, расцеловать! Отсудить немедля, отобрать, раз она здорова! Нонна потащила мужа к Водовозовым, но он упёрся и хмуро сказал:

– Ты куда?! С ума сошла? Мы ж на дочь отказную написали! Поздно теперь.

– Ничего не поздно! – прошипела Нона, пожирая глазами девочку.

Как её, интересно, назвали? Анжеликой надо было. Она перебирала имена, примеряя их на дочь, будто платьица, отметала, снова придумывала, сочетая с именем мужа и фамилией Бильдиных.

Руслана. Азалия. Дальвина. Илана. Сусанна...

Как же её назвали? Подойти, спросить? Ведь это её... ИХ дочь!

Нонна шагнула к Водовозовым и замерла.

Они уходили. Крохотное чудесное существо цеплялось за указательные пальцы мамы и папы.

Нонна Бильдина расплакалась.

– Ну... зато и забот никаких, – мрачно пробормотал Евгений. – А всё ты – с ума сошла, честное слово!

10-16 июня 2016


  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Закрыть

Поздравляем!

Имя должно содержать только русские буквы и цифры!

Ваша почта нужна для уведомлений от нашего портала.

Для продолжения регистрации Вы должны принять
пользовательское соглашение

Зарегистрироваться в качестве комментатора Продолжить регистрациючтобы писать в Блогах и добавлять Новости
Закрыть

Поздравляем!

Вы успешно авторизированы в статусе «Комментатор»

Если Вы хотите делиться новостями или вести
свой блог— нажмите Продолжить регистрацию.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Добро пожаловать!

Теперь вы в команде портала Красноярский Собор!

На ваш e-mail выслано письмо с инструкцией по активации.
Сейчас Вам доступен Личный кабинет с ограниченной функциональностью.

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены в раздел Регистрация

Закрыть

Нам очень жаль

Это функция доступна только
зарегистрированным пользователям!

Зарегистрируйтесь и будьте с нами!

Через несколько секунд Вы будете автоматически
перенаправлены к Форме регистрации.